Полипептид ВБ-4

Полипептид ВБ-4 у всех исследованных штаммов и типов полиовируса был идентичен.
Количественные соотношения между полипептидами можно определить как ВБ-1 : ВБ-2 : ВБ-3 : ВБ-4 = 1 : 1 : 1: 0,5, но они изменяются даже у одного и того же штамма в процессе культивирования (цит. по Ю. 3. Гендон, 1975).

В вирионах вирусов Коксаки выявлено также 4 полипептида, причем установлены некоторые различия в полипептидном составе различных штаммов вируса Коксаки В5, коррелировавшие с антигенными различиями (Harris, Brown, 1975).

Обработка вируса Коксаки ВЗ мочевиной (3 М) в течение 15 мин при 37°С и рН 9 инактивировала и разрушала вирусный капсид до субструктур, которые могли быть выделены в градиенте плотности сахарозы. Первая субструктура, осаждавшаяся при 20 S, содержала ВБ-1 и ВБ-3, другие субструктуры, осаждавшиеся при 5 S, содержали ВБ-2 и ВБ-4 по данным электрофореза в полиакриламидном геле. Полипептиды ВБ-2 и ВБ-4, вероятно, присутствовали в пике 5 S раздельно, поскольку и ВБ-4 можно было удалить путем диализа. Обработка вирионов 1 М раствором мочевины 5 мин приводила к образованию 4 пиков радиоактивности в градиенте сахарозы, которые осаждались со скоростью 150 S (цельные вирионы), 75—80 S (капсиды без ВБ-4), 20 S л 5 S (структуры, описанные выше, что свидетельствует о ступенчатом разрушении вирионов Коксаки ВЗ при помощи мочевины). Прокапсиды также разрушались до субструктур, разделяемых в градиенте сахарозы. Один из них, осаждавшийся при 40 S, содержал преимущественно ВБ-0, а другой, осаждавшийся при 20 S, содержал только ВБ-1 и ВБ-3. При разрушении меченных по цистеину вирионов вируса Коксаки ВЗ и при анализе в полиакриламидном геле все полипептиды, за исключением ВБ-4, содержали метку. Анализ разрушенных мочевиной субструктур вируса Коксаки ВЗ послужил основой для структурной модели этого вируса (Т-3) с 12 пентамерами ВБ-2 и ВБ-4 и 20 гексамерами ВБ-1 и ВБ-3 в каждом вирионе.

Широко распространено мнение, что в составе энтеровирусов нет липоидов и углеводов. Между тем Lerner, Miranda (1968) указывают на чувствительность ряда вирусов Коксаки и ECHO к действию перйодата калия, боргидрита, (3-глюкуронидазы, Р-глюкозидазы и лизоцима в отношении как инфекционности, так и гемагглютинирующей активности. Авторы считают, что на поверхности капсида некоторых энтеровирусов присутствуют углеводные остатки в виде олигосахаридов, связанные с вирусными белками и играющие определенную роль в их инфекционной, иммуногенной и гемагглютинирующей активности. Stevens и соавт. (1968) сообщили о выделении химическим путем из вируса ECHO 12 углеводных остатков. Halperen и соавт. (1970, 1973) выявили в составе капсида этого вируса глюкозамины, сходные по электрофоретической подвижности с глюкозаминами клетки. В противоположность этому П. Н. Косяков и соавт. (1972) не нашли в составе вируса ECHO 12 антигенных компонентов клетки хозяина.

К косвенному заключению о наличии углеводных остатков в составе капсида вирусов Коксаки А10, Bl, B2 пришел В. П. Широбоков (1972) после сравнительного изучения характера адсорбции на бентоните вирусов Коксаки и стандартных гликопротеидов. Однако эти наблюдения нуждаются в дополнительных, более обоснованных доказательствах.