Чувствительность вирусов Коксаки

С. Р. Йыкс (1972) установил, что чувствительность вирусов Коксаки В5 и ECHO 11 к гуанидину коррелирует с резистентностью к профлавину. При селекции гуанидинрезистентного штамма из гуанидинчувствительного (профлавинрезистентного) путем: пассажей в присутствии возрастающих доз гуанидина были получены варианты вирусов Коксаки В5 и ECHO 11, высокочувствительные к профлавину. Одновременно произошло повышение резистентиости этих вирусов к аурантину. При комбинированном применении гуанидин и аурантин подавляют размножение гуанидинрезистентного варианта вируса Коксаки В5 в тех концентрациях, в которых они порознь не действуют. Автор считает, что в основе этого явления, возможно, лежит общий механизм действия указанных ингибиторов, а может быть и усиление действия гуанидина на репликацию вируса в связи с подавлением ауран-тином клеточного синтеза. Снижение титра вируса было отмечено под влиянием бензимидазола в дозе 0,9 мг/мл и левомицетина в дозе 0,7 мг/мл (С. Р. Йыкс, 1960).

Одной из вероятных причин большого соотношения между физическими и инфекционными частицами является присутствие в популяции вируса так называемых дефектных интерферирующих частиц (ДИ-частицы). Для полиовируса этот феномен был детально изучен Cole, Baltimore (1973).
Исчерпывающая информация содержится в обзоре Cole (1975); здесь мы опишем феномен интерференции лишь в общих чертах.

После многократных пассажей полиовируса с высокой множественностью заражения титр вируса начинает снижаться. Одновременно в препарате наряду с нормальным вирусом начинает обнаруживаться некоторый материал, имеющий меньшую плавучую плотность. Это может происходить в результате уменьшения в вирусной частице соотношения РНК : белок. Анализ белкового состава показал, что этот материал не отличается от нормального вируса. По данным электронной микроскопии он имел сходное с ним строение. Однако при изучении молекулярной массы РНК оказалось, что у ДИ-частиц она приблизительно на 15% меньше, чем у нормального вируса. ДИ-частицы неинфекционны, но способны размножаться в присутствии нормального полиовируса, являясь, таким образом, его сателлитом. При анализе молекулярной природы дефекта было установлено, что ДИ-частицы — мутанты полиовируса, имеющие делению (выпадение), соответствующую части генов белков капсида вируса. Все остальные функции (т. е. способность к репликации РНК и синтезу неструктурных вирусных белков) у ДИ-частиц сохраняются, поэтому, реплицируясь в клетке, они интерферируют с нормальным вирусом, снижая его титр. Механизм возникновения ДИ-частиц пока неизвестен. При изучении живых полиовирусных вакцин было обнаружено, что они содержат довольно много ДИ-частиц. Предполагают, что это имеет какое-то значение для снижения нейрови-рулентности вируса. ДИ-частицы пассируются в культурах человеческих фибробластов, в клетках BSC 1 и HeLa. ДИ-частицы аттенуированных полиовирусов образуются в результате относительно небольшого числа серийных пассажей с высокой множественностью клонированного, свободного от ДИ-частиц вакцинного вируса, тогда как вирулентные штаммы полиовируса образуют значительное число ДИ-частиц только после множества пассажей (McLaren, Holland, 1974).

Наконец, еще одной причиной разницы между инфекционным титром и числом физических частиц может быть несовершенство методов определения инфекционности.